Сфера дисциплинарной власти над адвокатом | Интеллектуальный ресторан

Сфера дисциплинарной власти над адвокатом

В этом рисунке зашифрован вечный этический вопрос адвокатуры - "Сфера дисциплинарной власти над адвокатом". Прикоснись, и рисунок расскажет о себе.

Изображение – это опорный сигнал для изучения проблемных вопросов адвокатской этики. Опорный сигнал является инструментом мнемотехники, то есть техники запоминания. Различные элементы рисунка символизируют отдельный раздел вопроса. Рассматривая эти элементы, наводя на них курсором и читая выпадающие объяснения, Вы запоминаете всю систему.
Если у Вас возникнет желание более подробно ознакомиться с отельными разделами , Вы можете перейти по ссылке в выпадающем объяснении и прослушать лекцию по этой теме.
Введение в вопрос о сфере дисциплинарной власти над адвокатом. В конце 19 века было введено понятие «вечные вопросы адвокатуры». У адвокатов есть определенные вопросы, они вечны, тогда предположили, что они вечны, что они будут всегда - это этические вопросы. Сфера дисциплинарной власти над адвокатом – это один из вечных вопросов.
Узкий подход к вопросу о сфере дисциплинарной власти над адвокатом. На адвоката распространяется его этика только тогда, когда он выполняет свои профессиональные обязанности. Только в момент работы он адвокат.
Широкий подход к вопросу о сфере дисциплинарной власти над адвокатом. Согласно этому подходу, адвокат является адвокатом не только в процессе, если он (адвокат) пойдет, например, в ресторан, он и там должен вести себя как адвокат.
О более строгом отношении к поведению в профессиональной сфере. Чем дальше от профессиональной сферы совершил адвокат неэтичный поступок, тем менее строго оценивается его поведение.
Основной опорный сигнал Перейти к основному опорному сигналу по дисциплине "Адвокатура". перейти →

1. Введение в вопрос о сфере дисциплинарной власти над адвокатом.

2. Узкий подход к вопросу о сфере дисциплинарной власти над адвокатом.

3. Широкий подход к вопросу о сфере дисциплинарной власти над адвокатом.

4. О более строгом отношении к поведению в профессиональной сфере.

В конце 19 века было введено понятие «вечные вопросы адвокатуры». У адвокатов есть определенные вопросы, они вечны, тогда предположили, что они вечны (конец 19 века), что они будут всегда - это этические вопросы. Нет больше никакой профессии, по крайней мере юридической, где стояли бы подобные этические вопросы. Например, судья: «Брать взятку или не брать?». Понятно, что не брать. У адвокатов бывает такое, когда точно не понятно, как поступить: либо так, либо иначе. «Вечный вопрос» подразумевает под собой, что адвокаты всегда его (вопрос) будут ставить перед собой, будут отвечать, НО никогда не получат ответа. Эти вопросы будут стоять и перед обществом, общество будет спрашивать у адвокатов ответы на них. И адвокаты будут пытаться отвечать на эти вопросы.

Один из этих «вечных вопросов» - это вопрос о том, «может ли адвокат играть в азартные игры?». Присяжные поверенные называли такие вопросы – «Сфера дисциплинарной власти советов».

Эрик Берн ввел такую идею (в 20 веке), что» «Каждый человек в течение своей жизни играет разные роли». Например, студенты играют свою роль: роль студентов, преподаватель - роль преподавателя. Берн выделяет, что у человека есть три основные роли: ребенок, взрослый и роль родителя.

Есть и такая роль – это роль адвоката. Всегда ли у него есть эта роль или он может выйти из нее и действовать вне этой роли? Адвокат всегда адвокат или есть случаи, когда он может выйти из этой роли?

В 19 веке два присяжных поверенных вступили в дискуссию по поводу этих вопросов.

Есть два подхода в понимании сферы дисциплинарной власти:

1) Узкий подход (автор подхода Беликов).

На адвоката распространяется его этика только тогда, когда он выполняет свои профессиональные обязанности. Только в момент работы он адвокат.

Обоснование подхода (аргументы):

- роль.

Беликов говорит, что у человека есть разные роли, есть его роль «на улице», есть – в суде. Не нужно это смешивать. По мнению автора этого подхода, не нужно адвоката наказывать за то, что он делает «на улице», если он там не был адвокатом. Там он просто гражданин.

- другие суды.

Беликов говорит, что для каждой роли есть свой суд. Для адвокатов есть свой суд (в современное время – это квалификационная комиссия). Например, есть домашний суд и т.д. Не нужно смешивать эти суды.

-тирания.

Если будет орган, который будет судить человека в любых его ролях - это будет тиран. Должны быть рамки.

2) Широкий подход (автор подхода Арсеньев).

Согласно этому подходу, адвокат является адвокатом не только в процессе, если он (адвокат) пойдет, например, в ресторан, он и там должен вести себя как адвокат.

Обоснование подхода (аргументы):

- един.

Человек всегда един, хотя он и выполняет эти роли, но это же один и тот же человек.

- оценить.

Нельзя человека оценить только с одной стороны. Например, человек прекрасный водить, а вечером он убивает людей, но зато водитель то прекрасный. Нельзя человека оправдать, потому что он хороший водитель. Человек оценивается в совокупности.

-доверие.

Адвокат должен вести себя как адвокат всегда и только тогда люди будут ему доверять.

Эти подходы актуальны всегда.

Было два пути как разрешить этот вопрос.

1) Тотальная сфера.

Арсеньев считал, что даже когда адвокат спит, он (адвокат) является адвокатом.

2) Огласка.

Ты можешь делать дурные поступки, но делай это так, чтобы никто не узнал. Как только все узнают, тогда адвокат опорочит и адвокатскую корпорацию и самого себя.

Присяжные поверенные 19 века склонились к широкому походу.

После того как преподаватель завершил лекционную часть занятия, он предложил студентам задать вопросы. Одна из студенток спросила: « Как данный вопрос решается на современной адвокатской практике?». Последовал ответ преподавателя на вопрос студентки: « Каждый раз решает пограничное состояние между этими двумя рассмотренными подходами. Есть такой момент, что чем ближе человек к адвокатской деятельности, тем строже, чем дальше от адвокатской деятельности, тем мягче». Квалификационная комиссия выступает за тотальный контроль, они считают, что они могут контролировать адвокатов полностью, а рядовые адвокаты выступают за ограниченный контроль, в каких-то сферах они хотят оставаться свободными.

Затем последовал вопрос другого студента, он хотела узнать, какого подхода придерживается преподаватель. Мельниченко Роман Григорьевич ответил, что он придерживается того, чтобы были «рамки», что надо установить четкие правила, чтобы можно было определить, что может делать адвокат, а чего нет.

_____________________________________

Тренинги по теме

Адвокат и азартные игры (тренинг)

Мельниченко Роман Григорьевич объявил, что для семинарского занятия необходим Кодекс профессиональной этики адвоката. Была озвучена такая история: адвокат злоупотреблял азартными играми в нерабочее время. Вопрос преподавателя был следующий: «Является ли это профессиональным нарушением?». Студентам было предложено ответить на него письменно в следующей форме: «да» или «нет», а затем аргументировать свой ответ со ссылкой на соответствующие нормы Кодекса.

Эттель Юлия огласила свою позицию: «Адвоката не стоит привлекать к ответственности, в силу того что данное деяние на основании п.2 ст.18 Кодекса является малозначительным, а также не умаляет честь и достоинство адвоката».

Оппонентом Юлии выступила Косорукова Евгения. Ее мнение основано на п.1 ст.18.1 вышеуказанного Кодекса. Евгения задала Юлии вопрос: «Почему ты считаешь, что данное деяние является малозначительным?». Согласно ее мнению, подкрепленному ссылкой на п.1 ст.18.1 Кодекса, вопрос о малозначительности или ее отсутствии решает специальная Комиссия.

Юлия не согласна, она считает, что есть официально разрешенные игровые зоны, и если адвокат в нерабочее время играет на данной территории в азартные игры (казино), он ничего не нарушает, в том числе закон. Азартная игра, по мнению Юлии, развивает качества, необходимые для адвоката: хитрость, умение предугадать действия противника, мышление, внимательность.

Евгения продолжила: «Согласно п.1 ст.4 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии, а доверитель должен быть убежден в порядочности, честности и добросовестности адвоката». Она привела пример: адвокат играет с доверителем и проигрывает ему определенную денежную сумму. Доверитель может воспользоваться данной ситуацией и предложить адвокату рассчитаться не деньгами, а, например, выдать профессиональную тайну (другого доверителя). Навыки, перечисленные Юлией, не должны быть присущи адвокату.

Юлия не согласна с таким аргументом, она утверждает: «Если человек является хорошим адвокатом, то он не будет находиться в столь доверительных отношениях со своим доверителем. Если он компетентный адвокат, то тем более не будет выдавать тайну. Нигде не написано, что игра в азартные игры умаляет честь и достоинство адвоката».

В ходе дискуссии Роман Григорьевич отметил, что человек, который не может объяснить позицию другого человека, никогда не сможет работать юристом.