Прецеденты ведения аморальных дел

Дело присяжного поверенного Лохвицкого



Перейти к базовому опорному сигналу «Вся адвокатура» > > >

Роман Григорьевич рассказал о деле присяжного поверенного Лохвицкого. Суть дела заключалась в следующем, молодой студент (24 года) подружился с бабушкой, которая в свою очередь переписала на него свою квартиру, в конечном итоге, молодой человек с ней расстался в результате чего, квартира осталась у него, а бабушка подала в суд. В результате чего было заведено два дела: уголовное и гражданское. В рамках уголовного дела молодой человек обвинялся в мошенничестве, в результате чего был обвинен присяжными, суд первой инстанции подтвердил эти обвинения, но в конечно итоге был оправдан, в чем была заслуга Лохвицкого.

После чего преподаватель предложил слушателям записать на листках одно из двух слов: этично или неэтично поступил, Лохницкий взяв это дело, при учете, что он знал о вине молодого человека заранее, при этом попросил аргументировать свою точку зрения. Один из слушателей выдвинул свою позицию – «этично, так как каждый обладает презумпцией невиновности». После Роман Григорьевич пытался установить, была ли понятна фраза аудитории, в результате чего позиция была разъяснена. Далее была выдвинута вторая позиция – противоположная первой, заключалась она в том, что «есть закон долга, который выше закона о презумпции». Две позиции были разобраны более детально.
Роман Григорьевич и слушатели подробно разобрали все позиции, которые были выдвинуты, также выслушали критику всех, кто изъявил желание. После чего в аудитории появились люди, которым некоторые позиции и критика были непонятны, но после разъяснений, такие моменты в аудитории отсутствовали. В ходе беседы было выявлено, что аргументация к первой позиции была некорректна, по мнению аудитории, и было проведено голосование в аудитории, кто считал так, а кто был не согласен.
При выборе позиции, у одного человека из аудитории произошла проблема выбора одной позиции из двух. В ходе разъяснения техники выбора одной из позиций, проблемы была исчерпана.
Далее была выдвинута позиция о «долге Лохвицкого и правильно ли этически было защищать этого молодого человека».

В конце занятия, перед рефлексией, Роман Григорьевич рассказал о конечном разрешении этого дела, решения было 3. Состояли они в следующем:

1. Совет присяжных поверенных решил, что действия Лохвицкого было неэтично и отстранило его от занятия этой деятельностью на 3 месяца;

2. Суд судебного округа подтвердило виновность Лохвицкого и прекратило его статус присяжного поверенного;

3. Вышестоящий же орган оправдал Лохвицкого и вернул ему статус.

____________________________

Дело Гаглоева 2004 год.



Можно выстроить следующую цепь событий, произошедших в период 2004 — 2005 годов в Северной Осетии.

Адвокат Умарбек Сикоев, выполнявший обязанности защитника Нурпаши Кулаева в ходе предварительного следствия, отказался от дальнейшего ведения дела, сославшись на то, что он осетин и не сможет смотреть в глаза своим землякам, потерявшим детей.

Президент адвокатской палаты Республики Северная Осетия-Алания (г. Владикавказ) — Гаглоев Марк Исмелович, знал о последствиях для адвоката, который примет на себя защиту в суде: «Я очень хорошо понимаю, что такому человеку больше в Осетии не работать — это конец карьере и будущему». Он попытался переложить бремя защиты на адвокатов другой адвокатской палаты: «За последние несколько лет Верховный суд республики вынес несколько решений по громким терактам, совершенным в Осетии ингушами или чеченцами. И в большинстве случаев их защищали адвокаты из Назрани. Этот вариант представляется оптимальным и в этом случае».

Гаглоев Марк Исмелович «пытался уговаривать коллег, звал к адвокатскому долгу», при этом, буди президентом адвокатской палаты, то есть лидером адвокатского сообщества региона, сам отстранился от своего персонального долга, так как обязан был взять это дело к своему производству. Он воспринимал с иронией все намеки его коллег о необходимости с его стороны в таком поступке: «Все его аргументы рассыпались, когда собеседник спрашивал его: «А ты сам согласился бы?» «Честно скажу, нет, я бы не защищал его.»

В результате, защиту, в данном случае крест адвокатского долга, за всех адвокатов Южной Осетии взял на себя 26 летний адвокат Альберт Альбертович Плиев: «Плиев был назначен защищать Н. Кулаева после разговора с президентом адвокатской палаты Северной Осетии Марком Гаглоевым. Комментируя свое назначения, Плиев отмечал, что был в то время дежурным адвокатом и не мог отказаться». Этот поступок является адвокатским подвигом.